Рубрики
Без рубрики

Херувимская. Часть первая

«Херувимская» – всё ли мы понимаем правильно в одном из главных богослужебных песнопений?

«Двойники» церковнославянского и как именно надо откладывать попечения?

«Откуда есть пошла…» наша любовь к богослужению на церковнославянском и желание как можно полнее понимать смыслы читаемого и певаемого в храмах – долгая, и, пожалуй, отдельная история. А вот откуда начать знакомство с церковнославянским широкого круга читателей – вопросов почти и не вызывает. Конечно же, с текстов Литургии, главного богослужения Церкви. А среди прекрасного корпуса литургических текстов и гимнов – с понимания смысла Херувимской. 

Чтобы разговор был предметным, приведем себе на память церковнославянский текст и греческий оригинал, с которого он был переведён:

церковнославянский текст

«Иже херувимы тайно образующе, и Животворящей Троице Трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение.  Яко да Царя всех подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуия»

греческий оригинал 

«Οἱ τὰ Χερουβεὶμ μυστικῶς εικονίζοντες καὶ τῇ Ζωοποιῷ Τριάδι τὸν Τρισάγιον ὕμνον προσᾴδοντες πᾶσαν τὴν βιωτικὴν ἀποθώμεθα μέριμναν ὠς τὸν βασιλέα τῶν ὃλων ὑποδεξόμενοι ταῖς ἀγγελικαῖς ἀοράτως δορυφορούμενον τάξεσιν.  Ἀλληλούϊα.»

Занимаясь переводом практически любых церковнославянских текстов на русский язык, мы неизбежно столкнёмся с таким явлением как «слова-двойники».

Сразу скажем, что это не научный термин, но он, наверное, лучше всего отражает суть явления, существующего в пространстве церковнославянского и русского языков.

Это слова, которые по форме полностью (или практически) одинаковы в церковнославянском и в русском, а по своему семантическому значению пересекаются лишь частично, а иногда и имеют прямо противоположный смысл

Это примерно как у людей – внешне похожие, порой даже до неотличимости, близнецы –являются уникальными, самостоятельными личностями.

В самом начале Херувимской песни нам встречается фраза «тайно образующе». Церковнославянское «тайно» и есть такое слово-двойник. В данном случае оно означает совершенно не то, что русское «тайно» – например, в таких фразах, как «тайно проникнуть в дом» или «тайно покинуть страну». Эквивалентами церковнославянского «тайно» в русском языке будут «таинственно» и «мистически».

Идём дальше – присмотримся повнимательнее к глаголу «припевати». Русское «припевать» связано с существительным «припев», то есть припевать значит петь припев.  Можно еще заметить, что иногда припевать – синоним глагола напевать. Вспомним советскую классику:

Вместе весело шагать по просторам, по просторам, по просторам,

И, конечно, припевать лучше хором…

Но подобное понимание в отношении церковнославянского «припевати» будет большой фривольностью. Наиболее точным переводом этого церковнославянского глагола на русский будет «воспевать». Заметим кстати, что «воспевать» – это тоже славянизм, признак «высокого штиля». Получается, что возвышенное церковнославянское «припевати» семантически пересекается с русским «припевать», относящемся к стилю бытового общения, весьма опосредованно – только в той части, которая отвечает за пение.

Всякое ныне житейское отложим попечение

На фразе «всякое ныне житейское отложим попечение», пожалуй, останавливаться не будем – церковнославянское «отложить житейское попечение» вошло в русский литературный язык практически без изменений и не нуждается в особом переводе. Важно заметить лишь, что «житейское попечение» – это не только житейская суета, но и вполне важные и благословенные Богом дела, в том числе, связанные с подготовкой к Евхаристии. Подготовка должна закончиться к этому моменту, и все мысли и чувства молящегося от состояния собственной души должны бы перейти к Господу Сил.

Обратим внимание на то, что в церковнославянском тексте Херувимской присутствует обстоятельство времени «ныне», которого нет в греческом оригинале. Скорее всего, дело здесь в существовании разных рукописных традиций – в каких-то рукописях писалось πᾶσαν τὴν βιωτικὴν ἀποθώμεθα μέριμναν, а в других, которыми, очевидно, и пользовались переводчики Херувимской πᾶσαν νὴν βιωτικὴν ἀποθώμεθα μέριμναν. Позднее, при появлении книгопечатания, в греческие служебники вошел первый вариант, по каким-то причинам признанный более авторитетным, а в славянском тексте остался вариант с «ныне».

Справедливости ради следует сказать, что славянский вариант представляется более соответствующим духу песнопения, ибо он четко отделяет подготовительные части Литургии – проскомидию и литургию оглашенных, от литургии верных, за которой совершается таинство Евхаристии. В противном случае Херувимская песнь звучит как призыв вообще оставить все житейские попечения навсегда, что, конечно же, невозможно.